Некоторые заметки об истории молдавской аквариумистики (часть II)

6 августа 2011 - IqorMD

Восьмидесятые годы прошлого века, время расцвета нашей аквариумистики. Менялись времена, менялись люди, менялись и вкусы. Если в предыдущие годы фаворитами была «живородка», барбусы, харациновые, то в то время на сцену выходят цихлиды Великих Африканских Озер — Малави и Танганьика.

Первыми аквариумистами доставившими в 1976 году в Кишинёв эту по тем временам экзотику, были Василий Ларионов и Владимир Борисович Бадай. Сейчас себе трудно представить, какой тогда фурор вызвали первые появившиеся малавийцы. В сознании тогдашнего поколения аквариумистов, вопрос об правильном определении пола у рыб, был одним из главных. Более того, способность быстро определять половую принадлежность той или иной рыбки, иногда на основании еле заметных различий — говорила о квалификации любителя. У вновь появившихся видов, самцы и самки были разных цветов, причём не только у взрослых особей, но и что самое удивительное, и у мальков тоже. В то время это казалось какой-то фантастикой. Первыми ласточками из этого обширного семейства в Кишинёве были представители группы «Мбуна» — псевдотрофеусы тревавази, микростома и зебра ВВ. К концу 80-х годов коллекция «африканцев» в Кишинёве была одной из крупнейших в Союзе. Вслед за первыми псевдотрофеусами появляются хаплохромисы венустус и ливинстона, несколько морф зебры, йохани, «васильки» и много других видов. Параллельно с этим процессом в наших аквариумах поселяется и танганьикская цихлида — принцесса Бурунди, три вида юлидофромисов, звездчатый трофеус. Такой популярности способствовала не только уникальная окраска многих видов, но и очень подходящий для содержания этих видов, состав воды в нашем водопроводе.

Не смотря на очень высокую по тем временам цену на новую рыбу (за малька «малавийца» в Москве просили 25 рублей), её ещё и не так просто было купить. На особенно интересные виды существовала очередь таких же страждущих любителей. Поэтому, поездке за какой-либо новинкой, всегда предшествовали длительные телефонные переговоры. Но порой случались и приятные неожиданности. Именно благодаря такой случайности в 1985 году в Кишинёве появилась Цифотиляпия фронтоза. Узнав, что в Москве появилась тиляпия йока и договорившись с разводчиком о приобретении нескольких мальков, Сергей Пятенко отправляется в столицу. Прибыв на место он узнаёт, что какой-то любитель, срочно продаёт девять подростков фронтозы. Медлить было нельзя — в то время, фронтоза была пределом мечтаний очень многих аквариумистов. О приобретении йоки тут же было забыто, но всё равно, денег собранных в поездку явно не хватало. Узнав об этом, я срочно принялся искать не достающую сумму и в тот же день отправил её в Москву.
Эти девять подростков и дали начало кишинёвской популяции фронтоз. Через пару лет результативный нерест произошёл у Сергея Пятенко и несколькими неделями позже, мальки появились и у моих рыб.



Помимо набиравших популярность африканских цихлид в Кишинёве не забывали и о других видах. В то время, на «птичке» всегда была группа рыб, которую сейчас принято называть «киллифиш». Аплохейлус (Aplocheilus lineatus) эпиплатис факельный (Pseudepiplatys annulatus) и шапери (Epiplatys schaperi), нотобранхиусы Гюнтера (Nothobranchius guenterheri) и Рахова (Nothobranchius rachovi), голубой фазан ( Fundulopanchax sjoestedti), несколько видов афиосемионов. Разводили эту группу рыб несколько человек, но сегодня я могу только вспомнить Юру Добровольского и настоящего фаната «килли» Игоря Гуляева.

Благодаря Игорю в кишинёвских аквариумах появляются дальневосточные пресноводные креветки, видимо, Macrobrachium asperulum, завезённые в Молдавию вместе с белым амуром и толстолобиком. Узнав от него, что в водоёмах кучурганской ГРЭС появилась какая-то пресноводная креветка, я попросил привезти его несколько штук. В те времена не знали ни о креветке Амано, ни о других более красочных представителях этого отряда ракообразных, и именно по этому, мне было очень интересно заполучить этих существ. Попав в аквариум с растениями, креветки очень быстро пришли в себя и стали методично поедать нитчатку, в то время единственную водоросль причинявшую проблемы аквариумистам. Но эта идиллия продолжалась не долго. Очень скоро, всего через несколько дней, креветки так пристрастились к мотылю, что умудрялись во время кормления отгонять рыб от плавающей кормушки. К сожалению, развести их тогда, мне не удалось — самки регулярно набирали икру и сбрасывали огромное количество планктонной личинки — зоеа, выкормить которую ни как не удавалось.

Массовая аквариумистика не возможна без наличия на рынке массовой рыбы, или как сейчас говорят «ширпотреба». Через содержание простой, не прихотливой рыбы, начинают свой путь все аквариумисты, и те, для кого это будет лишь увлечением, и те, для кого это станет делом жизни. В 70 — 90-е годы, ассортимент представленной на кишинёвской «птичке» рыбы, был не в пример лучше нынешнего. И продаваемая в то время в единственном в Кишинёве зоомагазине рыба, лишь на один-два процента обеспечивалась централизованными поставками. Из Баку в наш зоомагазин привозилось две-три разновидности золотой рыбки и скаляры, весь остальной ассортимент обеспечивали наши любители. Что сейчас для меня особенно удивительно, так это то, что вся продаваемая и на «птичке», и в зоомагазине рыба, разводилась любителями после своей основной работы, в выходные и праздники. Назову лишь несколько имён — один из старейших наших аквариумистов Михаил Нутов, Володя Дымченко, Игорь Курбанов, упоминавшиеся выше Василий Ларионов, Игорь Гуляев, Юра Добровольский.



Если с выбором рыб в то время всё было в порядке, то ассортимент аквариумных растений оставлял желать лучшего. На базаре были в продаже — амбулия, кабомба, лимонник, пару видов гигрофил, папоротники таиландский и цератоптерис, яванский мох, из плавающих — водокрас и пистия. Из эхинодорусов «тысячелистник», обычная и карликовая амазонка, парвифлорус (теперь это один полиморфный вид Е.grisebachii), скабер и горизонталис. Криптокорины были представлены несколькими морфами вендты и очень популярной тогда криптокориной Бласса. В то время большинство любителей рассматривали водные растения либо как дополнение к рыбе, либо как субстрат для нереста. Истинных любителей водной «травки» было совсем не много. Практически весь перечисленный выше список был у завсегдатая нашего «птичьего» рынка — Евгения Демьяныча Милюкова. Очень не плохую по тем временам коллекцию эхинодорусов и криптокорин имел Валерий Иванов.

Мне сейчас тяжело восстановить по памяти всю хронологию появления у нас новых растений, но к концу 80-х годов их количество в кишинёвских аквариумах заметно расширилась. Именно в эти, и в последующие за ними годы, происходит переоценка роли растений в аквариуме. Появление в продаже большого количества новых видов, особенно ярко окрашенных гибридных эхинодорусов, подтолкнула многих аквариумистов взглянуть на водные травы как на главный элемент в аквариуме. Вместе с этим меняются и технологии выращивания. Если в предыдущие годы хорошим удобрением считалась глина, торф и высушенный ил, а ещё лучше, «созревший» в течении двух лет аквариумный грунт, то вскоре, некоторые любители начинают экспериментировать и применять другие вещества. Витамины, стимуляторы роста, сапропель, лесной перегной, трилон — В, удобрение для комнатных цветов «VITO», органическое железо и многое другое. Квинтэссенцией этих агро-химических экспериментов стало появление «самопального» жидкого удобрения на основе железного купороса, сульфатов меди, марганца, дистиллированной воды и в качестве комплексанта трилона — В.
Сегодня, когда в продаже есть огромный выбор готовых удобрений, всё это вспоминается конечно с улыбкой. Но и тогда, без наличия специальных ламп, с очень примитивными подкормками, удавалось выращивать аквариумные растения, большинство из которых были природными видами, культивация которых, намного сложней содержания гибридных форм.

Огромную роль в пополнении наших коллекций сыграл Алексей Бедный. Интересный собеседник, настоящий коллекционер водных растений, вёл переписку и был лично знаком со многими известными людьми занимавшихся аквариумной флорой. Множество не культивируемых у нас растений было привезено из Киева и Москвы из коллекций В. Шелейковского, Д.Кучер -Томченко, Г.Рыхлевского и от селекционера эхинодорусов Б.Панюкова. Алексей ведёт переписку с очень популярными тогда у нас коллекционерами эхинодорусов из Чехии К. Ратаем и его сыном. Увлёкшись криптокоринами переписывается и получает от известного голландского коллекционера криптокорин Яна Бастмейера несколько новых, неизвестных в культуре видов. В конце 90-х — начале 2000 годов обладает одной из лучших на территории СНГ коллекцией этих растений.



В конце 70-х годов впервые в мире в Москве начинают размножать рыб с помощью гонадотропных инъекций. Появляющаяся перспектива получить потомство у многих видов, доселе считавшихся не разводимыми, заражает многих аквариумистов. В Кишинёве таким первопроходцем был и остаётся по сей день Куренной Сергей,

один из немногих любителей с «правильным» образованием (закончил Калининградский институт рыбного хозяйства по специальности рыбовод- ихтиопатолог). В 1984 году им была разработана методика инъекционного разведения зелёного лабео. Сергеем впервые в Кишинёве были размножены многие виды рыб, в том числе — сиамская касатка, полосатый мистус, платидорас, агамих, макрогнатус, синодонтисы нигромакулатус, шоутодени, декорус и другие. Опять таки впервые, им был разведён лабео биколор, считавшейся одной из самых красивых и в тоже время, одной из самых сложных в разведении рыб. История размножения биколора вызывала в своё время огромный интерес у любителей. Отсутствие достоверной информации об этой рыбке порождало массу слухов и домыслов. Считалось, что биколоры подобно некоторым мелким цихлидам, откладывают икру в пещерках и затем охраняют своё потомство. Действительность, как это часто бывает, оказалась совершенно иной, но от этого не менее интересной. Рыбка нерестилась совершенно иначе, сбрасывая огромное количество пелагической икры, не о какой заботе производителей за потомством не было и речи. Но основной проблемой было не это. Проблема заключалась в огромном дефиците самцов в аквариумной популяции. В те времена в Кишинёве за «рабочего» самца биколора платили 100$, деньги и по нынешним временам не малые.

Аквариумистика всегда держалась на людях увлечённых, с одним из них, Колибабой Володей я познакомился в конце 80-х годов.

Этот человек, разводивший огромное количество очень разнообразной рыбы, и как не кто другой умеющий её выкормить, всегда держал в своих аквариумах живые растения. Очень многие аквариумные новинки начинали свой путь к нашим любителям именно из Володиных аквариумов. Он единственный аквариумист у которого барклая живет все эти годы, и которая к сожалению и на сегодняшний день является редкостью. Огромная коллекция эхинодорусов побывавшая в его аквариумах за многие годы, практически полный ассортимент анубиусов и масса другой водной травки, и всё это всегда в отличном состоянии. Меня всегда удивляла способность Володи совмещать красивые, здоровые растения и не малые количества рыбы в одном аквариуме. Он один из немногих людей, кому удаётся содержать вместе дискусов и водную флору. На мой взгляд понятия совершенно не совместимые. Но тем не менее, именно дискусы в последние годы занимают всё свободное время этого удивительного аквариумиста. Все фотографии дискусов в этой статье сделаны в разные годы на хозяйстве Володи Колибабы.

Говоря об аквариумистике в Молдове, нельзя конечно не упомянуть и о морском направлении этого хобби. Володя Бадай, впервые завёзший к нам в конце 70-х годов малавийских цихлид, стал первым и по сей день единственным «морским» аквариумистом. Как и все поклонники этого направления, Володя начинал свой путь с черноморского аквариума. Сейчас тяжело себе представить с какими трудностями сталкивались тогда любители моря. Из Крыма или Кавказа, на поездах с пересадками привозилась «живая» морская вода, ракообразные, актинии и рыба. Позже, когда для советского человека появляется возможность бывать за границей, в аквариумах этого любителя поселяются и тропические морские животные. Рыба, актинии, кораллы, ракообразные, осьминоги привозились в Кишинёв из Турции, Египта, Таиланда, Сингапура, Шри-Ланки, Кении и Танзании. Володе и Свете Бадай одними из первых в странах бывшего СССР удалось наладить поставку морских рыб непосредственно от ловцов к оптовым покупателям. Много сил и денег было потрачено на поиски путей адаптации, лечения и перевозки. Но, к сожалению, в силу ряда причин, морская аквариумистика не получила у нас такого же развития как в других странах.

Заканчивая эту статью, я хочу сказать о том, что Кишинёв это город с очень не плохими аквариумными традициями. И мне бы хотелось, чтобы о людях создававших эти традиции знали не только их друзья.

Комментарии (4)
Canell # 14 мая 2013 в 10:33 0
Интереснейшая статья! С удовольствием ее прочитал.
zhupan # 15 августа 2014 в 23:40 0
Статья очень интересная, Кишинев большая часть Молдовы , но не вся. Например в Кагуле в 80е, начало 90х, была достаточно большая группа аквариумистов. Большая часть рыбы и растений, к нам привозилась из Одессы, Болграда. Каждые субботу и воскресение собирались мы на ЦР, у нас был свои уголок, обсуждали различные новости, новинки(которые до нас доходили) , не знать латинских названий рыб и растений считалось дурным тоном . Конечно достижений особых у нас не было, но свои маленькие радости присутствовали.
sandu # 16 августа 2014 в 22:15 0
Помню с нетерпением все ждали Дядю Вову (если память не изменяет) с рыбой из Одессы и Измаила...
IqorMD # 16 августа 2014 в 23:17 0
Безусловно, Кишинёв - это не вся Молдова. В конце 70-х, стеклянные окуни (сейчас уже забытый вид) продавались на кишиневской "птичке" исключительно бельцкого разведения.
Прекрасные аквариумисты были в Бельцах, Бендерах,Тирасполе,Кагуле. Хочется верить, что и сейчас там есть столь же увлеченные люди.
Сегодня многим наверное известны великолепные гуппи Юры Сдвижкова из Бессарабки.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев